ПОЛИНА ДАШКОВА ИСПОЛНИТЕЛЬ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

В кармане затренькал радиотелефон. Пакт Без объявления войны. Для всех он остается тайной. Сила воли не работает. Ему казалось, что горничные роются в его вещах, а если и не роются, то трогают своими руками, пахнущими хлоркой.

Добавил: Vudozshura
Размер: 70.96 Mb
Скачали: 68545
Формат: ZIP архив

С моря дул соленый пронзительный ветер, и Коваль резким движением застегнул молнию своей старой кожанки. Коваль выбил из пачки сигарету и защелкал зажигалкой. Ребристое колесико прокручивалось, на пальце оставался черный след.

Коваль сплюнул сквозь зубы, встал спиной к ветру, сложил ладони шалашом. Коваль жадно затянулся и выпустил дым в тяжелое сизое небо. Чечены хотят плина в порту. Одни мы здесь остались, не купленные чеченской саранчой.

Предложения интернет-магазинов:

Все это было уже сто раз переговорено. Коваль сутулил плечи, зябко поеживался и выглядел как-то нехорошо, жалко. Площадка перед сверкающим новеньким зданием бизнес-центра продувалась насквозь. В огромных зеркальных окнах отражалось мрачное весеннее небо, башни портовых кранов издали выглядели маленькими, полинм детали детского конструктора. Мир под ветром казался зыбким, нереальным.

Земля горела под ногами бледным невидимым огнем. Коваль ничего не ответил, продолжал стоять, зажав в зубах потухший окурок. Он заметил, что в последнее время его постоянно бьет озноб, и вдруг подумал, что было бы значительно теплей, исполнитеь бы он надел под куртку бронежилет.

В бетон, навсегда, на всю оставшуюся жизнь И тут же перед глазами возникла толстая лоснистая морда в черной щетине, златозубая гаденькая ухмылка. Коваль, глюпый и жадыный чилавэк.

Художественные аудиокниги

Сиводыня делиться нэ хочишь, завтра в бетон закатаем. Каркающая, хриплая скороговорка, ненавистный гортанный акцент. По всему краю шла настоящая война. Было за что воевать. Море, международный порт давали такую сверхприбыль, что, если назвать точные цифры, голова закружится. Сюда можно вкладывать деньги, здесь их можно отмывать, превращать в чистое золото и в надежные тайные счета в швейцарских банках. Чечены дрались за все это счастье не на жизнь, а на смерть.

Только честная братва не поддавалась, держала оборону. Сначала были намеки, люди приходили от них тихие, вежливые, предлагали выгодные варианты.

Пришли в последний. Сказали все прямым текстом. Сообщили, что ему, Ковалю, хозяином сверхприбыльного края все равно не. И жить осталось считанные дни, раз не хочет делиться.

Он послал их от души, крепко послал. А он начал отсчет оставшихся дней. Почему-то особенно бесило, что для последнего разговора пришел к нему не равный, не авторитет.

Слушать все аудиокниги в исполнении Полины Дашковой онлайн

Стоило Ковалю мигнуть своим ребятам, и толстая щетинистая морда Сайда застыла бы навек в своем золотом испонлитель. Но ведь не мигнул, стерпел. И не мог себе простить этого Ветер гудел в ушах.

  ЭКВАЛАЙЗЕР ДЛЯ НОКИА301ДУОС СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

У него болели глаза, от ветра выступали слезы. Ветер нес ледяную соленую пыль, и соль моря смешивалась с солью слез.

Он подумал, что надо носить темные очки. Коваль свой, он знает, что у Михо глаза больные, а кто-нибудь чужой заметит, решит, будто Михо плачет, как баба. Один спокойно сидит, а другой все под стол смотрит. Ну, тому, второму, интересно стало, чего там у соседа под столом, в натуре? Заглядывает он и видит теннисный корт. Только громче проси, он глухой В зеркальном стекле проплыло отражение бронированного черного джипа. Михо замолчал на секунду. Ему показалось, что именно эту тачку он уже сегодня. Однако его больные, воспаленные глаза могли обознаться, перепутать.

Вдруг гром, трах-пах, начинают с потолка сыпаться факсовые аппараты.

Фраерок ничего не понимает, а хозяин джинна ему говорит: Кричать надо было громче. Я ведь просил сиполнитель себя не теннис размером в двадцать сантиметров Тонкие губы Коваля растянулись в улыбке. Михо тоже заулыбался, ему нравился этот анекдот, хотя он слышал его и рассказывал сам раз еолина. Зеркальный призрак черного джипа проплыл и растворился в соленом тумане. Что-то тихо хлопнуло, словно пробка вылетела из бутылки с шампанским. Михо удивился, что Коваль смеется беззвучно и при этом странно, расслабленно оседает, валится на влажную панель.

Исполнитель – Полина Дашкова

Мальчишка-афганец выскочил внезапно, как черт из рукомойника. Маленький, чумазый чертенок лет четырнадцати. Огромные, блестящие, как черные вишни.

Драный засаленный халат с чужого, взрослого плеча. Из широких рукавов торчат худые, как ветки, грязные ручонки. И в ручонках этих гранатомет. БТР не мог развернуться в узком проеме между саманными домами, не мог вот так, сразу, дать задний ход.

Ребенок держал тяжеленный гранатомет вполне по-взрослому и скалил крупные белые зубы, улыбался, смеялся над четырьмя русскими солдатами, которых намерен был уничтожить через секунду. Кирилл успел подумать, что стрелять это дитятко умеет отлично Потом многие годы ему снилось, как тощая фигурка в драной хламиде падает в горячую пыль. На самом деле все это длилось не больше сорока секунд, но во сне почему-то тянулось бесконечно.

В ушах сухо трещала автоматная очередь. Ребенок ронял тяжелое орудие и падал мучительно медленно. Раскаленный воздух дрожал и слоился, жестокое афганское солнце било в лицо, отражалось в застывших глазах, огромных, черных, как вишни.

Кирилл успел выстрелить раньше на долю секунды. Он всего лишь успел выстрелить. В БТРе, кроме него, было еще трое. Гранатомет разнес бы в клочья всех четверых. Война, Афган, кровь, звериные законы. Кому дано право судить? Артур Иванович Шпон считал себя не просто интеллигентным человеком, а настоящим профессором, доктором психологии и прирожденным дипломатом.

  ЛЮАР ЛЮДМИЛА ГЕНКИНА ЖИВОЕ СЛОВО 1-2-3-4-5-6 КНИГИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

При иных обстоятельствах он мог бы стать послом в какой-нибудь культурной европейской стране, министром, тайным советником президента либо в крайнем случае мог читать за большие деньги умные лекции где-нибудь в Оксфорде. Но родители Артура Ивановича были людьми бедными, необразованными, пьющими, а если точнее, из родителей была у него только мать, уборщица портового ресторана, тихая, грязная, с вечно красным носом и жалобными мутными глазами. Артур еще в детстве сочинил для себя совсем другую семью.

Оба трагически погибли во цвете лет, когда он, Артурчик, был еще в пеленках, и усыновила его бедная женщина, уборщица Клавдия. Не столь важно, верили другие этой сказке или. Главное, он сам верил в некое свое иное предназначение, в благородное происхождение, в золотой старинный перстень с бриллиантом, спрятанный в кружевных пеленках загадочного подкидыша, который заливается плачем на нищенском крылечке.

Чтобы выжить в жестоком мире Владивостокского порта, среди грубых докеров, наглых проституток, безжалостных воров и хитрющих воришек всех возрастов и рангов, мало было красивых сказок. Следовало обладать либо физической силой, либо недюжинным интеллектом.

Артурчик физически был хлипок, слаб, к тому же трусоват и постоять за себя не. А вот с интеллектом у него дела обстояли отлично.

Не беда, что среднюю школу он закончил со справкой поилна аттестата. Для настоящей жизни нужна была совсем другая арифметика. Порт задавал свои задачки, диктовал свои диктанты, и экзамены Артурчику приходилось сдавать ежедневно, лет с семи. Организованная преступность существовала в Приморье еще в начале семидесятых. Моряки привозили из загранплаваний и продавали на толкучке все, от жвачки до подержанных японских автомобилей.

Сами собой сколачивались небольшие крепкие команды, которые с успехом отнимали незаконно привезенный товар и незаконно заработанные деньги. При сопротивлении могли избить до полусмерти. Жертвы грабежей, моряки и фарцовщики, в милицию не обращались. А кроме милиции в те славные времена защитить ограбленного и наказать грабителя было некому.