ЭЛЬЧИН САФАРЛИ Я ХОЧУ ДОМОЙ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Автор книги Эльчин Сафарли. Вот будка Пялянга уже в синем цвете: Оставить комментарий Отменить ответ Ваш e-mail не будет опубликован. Бывает, мы теряем родные звуки. Мы приезжали сюда на электричке. Главное, всегда возвращаться к себе.

Добавил: Vokree
Размер: 61.58 Mb
Скачали: 32756
Формат: ZIP архив

Дизайн обложки Джамиль Асланов https: Фото автора на четвертой сторонке: Ведь, в отличие от тебя, я не могу взлететь или, точнее, погрузиться туда, куда погружаешься. Ты лучше сам потрудись да найди совершенно новые, никому не известные. Бартльбум не знает ни ее имени, ни адреса, но он твердо уверен, что должен рассказать ей о своей жизни.

Он верит, что, когда они встретятся, он с трепетной радостью водрузит на ее лоно шкатулку красного дерева, доверху наполненную письмами, и скажет:.

Я вырос в домике с зеленой крышей на Абшероне. Полуостров на западном берегу Каспия, укрытый желтым одеялом соленых песков.

Тут море спокойно и смиренно, как дервиш, а виноградные лозы витиеваты, как арабские буквы. Мы приезжали сюда на электричке. Июньская жара, станция Инжирная, бабушка с двумя соломенными сумками.

В одной — наши с братом вещи, в другой — овечий сыр, соленый творог шор и банка катыка. До дачи триста восемьдесят два шага через типично абшеронскую пустыню с зелеными колючками.

Специально с братом замеряли. Мы спешим, иначе молочное скиснет. Бабушка Сона, крепкая женщина с короткой стрижкой и кожей цвета пересушенной кураги, нас опережает: Дом, где всегда хорошо. Словами из священной книги очищала дом от джиннов. Дошаб, сладкий сироп, Сона варила из сока черной шелковицы с добавлением корицы. Следом входили мы с братом, вдыхая запах прошлогоднего лета. Вон наш надувной дельфин в прихожей, чуть схуднул от тоски, надо бы снова надуть и оживить в холодной воде утреннего Каспия.

Читать «Я хочу домой» — Сафарли Эльчин — Страница 1 — ЛитМир

Зимнюю сырость в углах уже высушило летнее солнце. Осталось прогреть подушки, одеяла, матрасы. Мы бежали за подушками, я выбирал синие. Они действительно были пропитаны зимним дыханием моря. Соленым, с липкой прохладой. Наутро Сона перебирала сорванный в саду чабрец, аккуратно раскладывала ветки на столе, застеленном пергаментом.

Сушила на зиму и лечила им, когда внуки простужались. Я внюхивался в фиолетовые соцветия, помогал срезать корни и разговаривал с бабушкой обо всем, из чего соткана жизнь. Ты будешь жить с тем, во что веришь. Если принимаешь жизнь как борьбу, готовься к постоянной борьбе. Если думаешь, что за все в жизни надо платить, будешь платить, причем двойной ценой.

А меня беседы с Соной наполняли настолько, что, бывало, ночами не мог заснуть — море эмоций захлестывало скалы сознания. В конце дачного дома была комнатка без окон. Мы ее назвали Морской. Стены в сине-голубых волнах, а светло-коричневые полы под ногами походили на дно Каспия. Долгое время комната служила маринадной: Однажды летом мы с братом подхватили краснуху. На время болезни нам запретили купаться в море, что мы тяжело переживали.

  ИГРЫ ДЛЯ LENOVOA308T СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Хныкали, капризничали, порывались убежать из дома в сторону берега. Но бабушка не отходила от шкодливых внуков ни на шаг. Дедушка, некогда увлекающийся живописью, долго думал, как облегчить нашу тоску по морю, и решил преобразить маринадную. Быстро почистил, освежил полы, покрасил потолок голубой краской, нарисовал белоснежные облака, а на стенах — волны.

Комната подсохла, была тщательно прибрана бабушкой и стала нашим морем на время краснухи. Сона стелила нам коврики, мы часами валялись в Морской комнате, представляя, что нет никакой болезни и мы на берегу Каспия.

«Я хочу домой» Эльчин Сафарли

После завтрака мы с бабушкой шли провожать дедушку на работу. Судостроительный завод находился на семнадцатой отметке берега, пятнадцать минут вдоль моря. На коричневом песке покоились старые перевернутые лодки, разукрашивая береговую линию. Так звали сына хриплоголосого рыбака по кличке Музыкант, он заманивал в сети кефаль с помощью печальной песни нея — флейты из камыша.

На Востоке говорят, что ее звук наполнен любовью Создателя. У Музыканта родился долгожданный и единственный сын. На шестом году жизни у малыша обнаружили лейкоз, спустя год он ушел из жизни. Музыкант продолжал выходить в море, но больше ни одной рыбы не принес домой, не сдал на рынок. Смфарли улов отдавал бедным семьям. Я помню время своей жизни, когда почти все ушли, а те, кто остались, меня не слышали.

Со стороны эта картина, может, и выглядела отчаянно и одиноко, но я не испытывал ни отчаяния, ни одиночества. Со мной были город и земля, подарившая мне хлеб, воду, море и понимание.

Земля еще и учила.

Я отчетливо ощущал, как липовые деревья вдоль Желтой улицы, кривые каменные лестницы на спуске к улице Бюльбюля, отрезок набережной недалеко от платановой рощи и медовые глаза кучерявой музы уличного музыканта наполняют меня спокойствием.

Все, что плыло навстречу, усмиряло мою раскачивающуюся на волнах лодку и превращало ее в корабль. Земля, по которой дни напролет я двигался, казалось бы, в неизвестность, была мне другом. Каждый новый рассвет наполнял ее сиянием Вселенной, которым потом освещались души ищущих, ожидающих и благодарных. В период знакомства с собой я часто обращался к воспоминаниям детства.

Особенно ночами, когда вокруг четыре стены, одно окно и не слышно моря. Путешествовал в дни, когда мы с братом, уставшие после моря, спешили домой, где нас ждали бабушка с сырными лепешками и прохладным компотом из фейхоа и блаженная Морская комната. Источники силы не только вокруг, но и внутри. Пора перестать надеяться исключительно на разум и обратиться за помощью к душе. Бывает, мы теряем родные звуки. Голос любимого человека, песню дорогого сердцу города или шум бескрайнего моря.

  ГАРМОНИЯ ВОЛНЫ НИКИТА ЗАМЕХОВСКИЙ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Они либо утихают, либо мы перестаем их слышать. Наступает тишина, которая сначала пугает, но потом исцеляет, открывая в нас новое.

У бабушки Соны было любимое изречение: Тогда, в абшеронском детстве, ее слова казались шуткой. Сейчас осознаю их глубину. Сона прошла нелегкую жизнь, не раз падала, но вставала и продолжала путь. Не любила об этом говорить. Многое узнал уже после ее смерти от родственников, с улыбкой называющих ее Соной-скалой. Я тоже люблю утро. За новую надежду и шанс, за свежесть воздуха и сияние солнца после дождливой ночи. Завтра утром мы станем еще лучше, научимся не поддаваться всеобщему хаосу.

Будем беречь свои миры, чаще обнимать близких, помогать тем, кто нуждается в помощи, больше путешествовать. На самом деле все. Завтра утром мы поймем, что ни одно событие в жизни не случайно. Мы об этом знаем, но часто забываем, когда сталкиваемся со сложностями.

Часто бываю на нашей даче у станции Инжирной. Пусть всего лишь мысленно. Нет уже ни того дома, ни той станции, ни тех дорог.

Бабушка с дедушкой умерли. Теперь у нас с братом другие дома, но воспоминания — это то, чего ни у кого не отнимешь.

Скачать книгу

Мы часто путешествуем их путями, и для этого не нужно ни виз, ни билетов, ни перелетов, ни денег. Время от времени, долгие годы, а порой и всю жизнь нас не покидает ощущение, что нам чего-то не хватает. Понимающего мужчины, чуткой женщины, здорового ребенка, теплого дома, реализованного призвания, привлекательной внешности, стабильного дохода.

Даже получив желаемое, спустя время мы снова испытываем неудовлетворенность. Если раньше переживали из-за отсутствия хорошей работы, то, устроившись в престижную компанию, жалуемся на невнимание любимого человека.

Кто-то скажет, что такова человеческая природа — жить в полутонах. На самом деле это то, с чем мириться. Я любил утро на даче. Проснувшись, сразу бежал в сад. Там каждый день что-то менялось: