Об отношении Церкви к эстрасенсам и природе "паранормальных явлений"

Текстовая версия телепрограммы

Вед.: Сегодня в Интернете, на телевидении, во многих печатных СМИ можно найти огромное количество объявлений, предлагающих услуги экстрасенсов, биоэнергетиков, магов, ясновидящих. Причем спектр проблем, которые они предлагают решить, довольно широк: от исцеления различных недугов до устройства личной жизни и даже приворота денег и удачи. Почему их так много, и чем они опасны, ― сегодня мы говорим с настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» игуменом Нектарием (Морозовым). Здравствуйте, отец Нектарий.

Этой «эпидемии» уже не один год и, как мы видим, она не утихает и только, кажется, набирает обороты. Почему это происходит?

Игумен Нектарий: Наверное, здесь можно выделить несколько основных причин. Одна из них заключается в том, что для человека свойственно не удовлетворяться только лишь тем, что может ему предложить материальный мир. Человек инстинктивно ищет решения своих проблем за границами этого видимого мира. Скажем так, для человека в полном смысле слова верующего, церковного совершенно естественно обращаться в молитве к Богу и просить не только о вечном спасении, но и о каких-то своих временных нуждах, потому что без этого наша жизнь обойтись не может. Для человека же, который к Богу по-настоящему не пришел, не обратился, вера еще является некой абстракцией, чем-то, не вошедшим в его жизнь. И вместе с тем его душа настойчиво напоминает ему: «ты слаб, ты ограничен, ты нуждаешься в той помощи, которую люди тебе дать не могут». И вот тут на том пути, который логически должен был бы привести человека все-таки в храм, оказываются расставлены многочисленные ловушки и силки, в которые человек, религиозно неграмотный, закономерным образом попадается. А эти силки и ловушки и есть те самые специалисты очень широкого рынка оккультных услуг. Это и маги, и экстрасенсы, и астрологи, и так называемые «бабки» и прочие, прочие, прочие, вся подобного рода публика.

Почему такой ажиотаж на сегодняшний день у нас сохраняется устойчиво в этой области? Дело в том, что практически все исследователи данной проблемы ― а проблеме этой не год, не десять лет, она периодически возникает на протяжении, наверно, всей истории человечества ― сходятся в том, что все неблагополучные периоды в истории различных государств, мира в целом, обязательно оказываются отмечены всплеском интереса к этой стороне - как раз по той причине, о которой мы говорим.

Отчего возникает, если судить с религиозной, духовной точки зрения тот или иной кризис в стране, в мире? Да от того, что люди забывают о Боге, от Него удаляются как от Источника своего бытия, и это приводит к сбою во всем — в экономике, в политике, в личной жизни конкретных людей, а из личной жизни конкретных людей складывается и жизнь того общества, которое они составляют. И от этого возникает ощущение неуверенности, паники: «Куда идти?». И вся эта масса на самом деле далеких от Бога людей устремляется туда, куда мы говорим. А в нашей стране мы можем наблюдать на протяжении, к сожалению, очень-очень многих лет крайнюю нестабильность и в политической, и в экономической сфере, а отсюда неуверенность людей не только в завтрашнем, но и в сегодняшнем дне. Поскольку, к сожалению, проблемами людей толком никто не занимается, это и толкает их в объятья потенциальных обманщиков и душегубцев.

Вед.: Но ведь мы постоянно слышим о том, что люди, которые называют себя ясновидящими, экстрасенсами, целителями истинными, очень часто обманывают своих "клиентов", оказываются на поверку аферистами. Неужели человек, обращаясь к такому «специалисту», не боится, что его обманут? Почему этот страх отсутствует, почему отсутствует здравый смысл?

Игумен Нектарий: Опять-таки тут несколько причин. Во-первых, на самом деле человек — это существо, которое с завидным упорством склонно повторять свои ошибки. Я как-то раз совершено случайно увидел, как на площадке, для этого специально предназначенной, инструктор обучает щенков немецкой овчарки недоверчивости. Есть такой необходимый навык, который должен быть у служебной собаки, и это делается очень просто: инструктор подзывает к себе щенка, пришедшего с владельцем и, когда тот весело подбегает, он его щиплет. Тому становится больно, он обижается, отбегает. И вот очень интересно, что были щенки, которые не подходили с первого раза, были те, которые подходили один раз, и пережив неприятное ощущение от щипка, больше не подходили, а были те, которые подходили два, и три, и четыре, и пять раз. И оказывалось — что с ними не делай, они все равно будут подходить. Большинство людей, к сожалению, таковы, потому что беспечны, живут, не используя тот опыт, который им предлагает сама реальность, их окружающая. Ну, и плюс, наверное, есть в этом некий элемент сознательного «делегирования ответственности». Когда человек склонен отказаться от ответственности за что-либо, от него очень трудно ожидать разумных действий. Психологи говорят о том, что существует множество различных страхов, фобий у современного человека. Но эти фобии действительно очень различны, и их можно объединить в одну — это страх жить, в принципе. А что самое страшное в жизни? Не страх голода, не страх смерти, не страх каких-то болезней, нет. Это страх отвечать за тот дар бытия, который тебе дал Бог. Конечно, не каждый человек понимает это именно таким образом, но, тем не менее, это так. Есть огромный соблазн кому-то эту ответственность «передоверить».

Когда человек приходит в храм, ему начинают объяснять: «Это действие выполняется с такой-то целью, это ― с такой-то целью…», ― и человек может понять, что он делает. Если же человек приходит к какому-то колдуну, магу, целителю, он ничего не понимает. Он говорит: «Вот у меня такая-то проблема, решите мне ее». Уже само это обращение предполагает, что человек не будет интересоваться, что с ним делают, (и действительно ни один человек не знает, что с ним там делают). Значит, это человек определенного склада: он все равно будет приходить и даже не задумываться о том, что его могут обмануть, и доверяться, и терпеть вред, ущерб, а потом снова пойдет. Причем, может быть, не к этому, а ко второму, к третьему, к четвертому. Потому что мне много приходилось видеть людей, которых передавали, как эстафету: сначала они пришли к бабке, потом к астрологу, потом к какому-то экстрасенсу из какой-то далекой страны, который даже не помнит, как она называется, и прочее, прочее, прочее. В этих блужданиях может наступить момент, который будет критическим, когда и психика человека, и его телесный состав придут в такое состояние, что он уже закономерным образом приблизится к смерти. Таких людей тоже видеть приходится.

Вед.: Но получается, что есть и люди, которые ни при каких условиях не пойдут к магам и целителям?

Игумен Нектарий: Да. Есть люди, которые просто по своему складу не пойдут, и не пойдут именно по той причине, что они считают так: «Если я не понимаю, что со мной будут делать, то я никому с собой делать ничего не дам». Вы знаете, у нас норма в советской медицине была: «Что мне сейчас будут делать?..» — «Больной, это не ваше дело, как вас будут лечить». Это ненормальный подход к процессу излечения. То же самое и здесь. Человек должен понимать. Если он не понимает, он не идет ― если у человека развито критическое мышление. В сущности, те люди, которые попадают в тоталитарные секты, те, кто идет лечиться к экстрасенсам, магам и оккультистам — это люди примерно одного склада. Это люди, не склонные критически мыслить, анализировать и желающие кому-то делегировать свою ответственность за себя и за свою судьбу. Причем потрясающая вещь — люди порой готовы на любой ущерб для себя, даже на ущерб здоровью и жизни, но только бы не отвечать ни за что.

Вед.: Батюшка, но ведь бывают такие ситуации, когда человек на самом деле адекватно их оценивать не может. Я говорю сейчас, вспоминая пример матерей Беслана, которым Григорий Грабовой обещал воскресить их детей. В таких случаях, наверно, трудно требовать от матери какого-то критического подхода. Человек доведен до отчаяния. Может быть, можно как-то себя заранее подготовить?

Игумен Нектарий: В каком бы состоянии человек ни находился, он все равно будет делать то, что ему свойственно. Конечно, Грабовой в той трагической ситуации сыграл самым страшным, самым подлым образом на человеческом горе, на том состоянии, в котором эти люди находились. Но, с другой стороны, если бы до этого страшного эпизода, до этой страшной трагедии у них не было потенциальной готовности обращения к подобного рода шарлатану, то этого бы и не произошло, когда трагедия случилась на самом деле. Поэтому здесь единственный способ не совершить такую ошибку — это иметь совершенно четкое отношение к данного рода рынку, а это именно рынок.

Это коммерция, это рынок, и на самом деле ничего более. Хотя это не всегда аферисты, не всегда шарлатаны, зачастую это люди, действительно обладающие некими возможностями. Но характер этих возможностей — это уже другой вопрос. Я даже сказал бы так: попасть к шарлатану не столь опасно, потому что шарлатан может вытянуть деньги, обмануть, заставить принять какие-то решения, которые не лучшим образом повлияют на жизнь, но он не может причинить человеку непоправимого духовного вреда. А если это не шарлатан, если это настоящий экстрасенс, то есть человек, вольно или невольно отдавшийся служению темным силам, то все будет гораздо хуже.

Вед.: Да, Православная Церковь говорит о том, что самое, наверное, страшное — это навредить своей душе через общение с миром духов или хотя бы через попытку общения с этим миром. Насколько такая опасность реальна, и в чем она заключается?

Игумен Нектарий: Она совершенно реальна. Просто большинство людей, которые обращаются за такого рода помощью, совершенно не думают ни о каком мире духов. Они слышат что-то о космических энергиях, о скрытых резервах самого человека, но не задаются вопросами ― ни что такое эта энергия, ни что такое эти скрытые возможности, а позволяют рассказать себе любую более-менее подходящую к этому случаю историю. На самом же деле мы находимся в неком постоянном пространстве, поле борьбы. Это примерно та борьба, о которой говорил Достоевский, когда говорил о том, что сердце человека — это поле, на котором Бог и диавол борются за душу человека. Но все это не столь просто, не столь однозначно. Не то, чтобы Бог и диавол боролись за душу человека, нет. Бог дает человеку все, что ему необходимо для спасения, а враг хочет его погубить ― так, наверное, было бы сказать правильнее. И когда у человека даже не возникает нравственный вопрос: «Откуда придет помощь?»,― то уже одним тем, что он не делает такого различения, он ставит себя в некую зону риска. А далее, когда оказывается, что он ищет помощи у тех людей, которые свою силу черпают у этой противной Богу, злой, страшной, разрушительной силы, он дает этой силе право в свою жизнь войти.

Почему мы убеждены в том, что подобного рода «чудотворцы» черпают свою силу из такого нечистого источника? По очень простой причине: если говорить о том, были ли истинные чудотворцы в истории Православной Церкви — да, действительно, были, и их было множество, но никто из них не занимался "практикой исцеления". Это просто были люди, которые жили в Боге, и Господь скорее слышал и исполнял их молитвы по причине чистоты их сердца, по причине их близости к Нему. Господь слышит каждого человека, и молитвы каждого человека готов исполнять, но проблема в том, что порою исполнение молитвы человека может оказаться для него опасным. И есть масса людей, молитвы которых нельзя исполнять не только потому, что они просят того, что не на пользу, а просто потому, что они возгордятся, погибнут от тщеславия, да просто даже сойдут с ума. Таких случаев в истории Церкви известно много, когда люди гибли только от того, что им начинало казаться, что они чудотворцы, что Господь все их прошения исполняет. Поэтому Господь и может исполнить просьбу либо человека, к Нему близкого, чистого сердцем, либо того человека, исполнение просьбы которого ему не нанесет вреда. Это как ребенок, которому можно дать лекарство, и оно вылечит ту болезнь, от которой хочет ребенок лечиться, но сам он может принять слишком большую дозу или неправильно его принимать, и погибнет от какой-то другой болезни или последствий приема этого лекарства.

Те же люди, которые занимаются практикой целительства сегодня, если посмотреть на их жизнь,— это не праведники, не святые, не отшельники, не безмолвники, не столпники. Это люди, которые в своей повседневной жизни совершают очень многие грехи, проступки. Дело не в том, что я их в чем-то обвиняю и говорю, что они хуже всех остальных. Да нет, они могут быть и не хуже, но и не лучше. И тогда возникает вопрос: откуда у них этот удивительный дар? Если же взять последствия такого рода обращения, то мы видим, что они оказываются очень разрушительными. Порою человек приходит к экстрасенсу с язвой, проходит какое-то количество лет после полученной «помощи» ― и он умирает от рака желудка. Бывает так, что совершенно разрушается жизнь семьи, которая сложилась благодаря каким-то приворотам и отворотам. Бывает, что в таких семьях происходят страшные события, причина которых совершенно непонятна ― например, муж вдруг взял и выбросился из окна, а жена взяла и открыла газ... И никто не может понять, что было отправной точкой того процесса, который потом полностью разрушил и семью, и личность.

Но бывает и так, что ничего столь страшного видимым образом не случается, однако происходят вещи еще более страшные: человек в своей жизни проходит мимо Бога. Потому что отчего Господь посылает нам болезни, скорби, какие-то тяжелые обстоятельства? — Оттого, что это для нас, неразумных, является поводом к Нему обратиться. И вот, как я уже говорил, человек двинулся определенной дорогой, и вдруг у него на пути появился кто-то и говорит: «Не надо туда ходить, я сейчас тебе все решу». И «решается» проблема без покаяния и без изменения сердца человека, и человек так и не приходит к Источнику бытия, счастья и спасения. Это даже еще страшнее, чем какие-то видимые последствия такого обращения.

Вед.: Тем более ведь часто, придя к какому-то экстрасенсу или ясновидящему, человек видит вокруг себя христианскую атрибутику — иконы, свечи, Распятие. Ему трудно узнать в этом целителе, к которому он пришел, шарлатана или мага, который может нанести вред его душе. В таких случаях на что он должен обратить внимание, о чем задуматься?

Игумен Нектарий: Ну, прежде всего, что касается атрибутики — это совершенно естественная вещь, потому что мы живем в стране с очень глубокими и древними православными корнями, и поэтому людям, которые занимаются оказанием подобного рода услуг, в общем-то, понятно, что на этом можно прекрасно сыграть. Хотя есть другой, скажем так, «пласт» специалистов такого рода, которые понимают, что есть огромная тяга, условно говоря, к некому Востоку, и ничего об этом Востоке не зная, они окружают себя какими-то атрибутами восточной религиозной мистики. Это могут быть курящиеся палочки, определенные звуки, определенные позы, одеяния и прочее. На что нужно смотреть для того, чтобы не обмануться? Опять-таки на то, о чем говорим мы: чего человек ищет прежде всего? Исцеления своей души, источник бедствий своей жизни? Если человек начинает его настойчиво искать, он понимает, что этот источник — его отступление от Бога, и даже непомышление о Нем. По большому счету, нужно не забывать о том, что необходимость анализировать и критически мыслить — это то, что должно быть присуще абсолютно каждому разумному, ответственному за свою жизнь человеку. И вот эти небольшие предосторожности, критическое мышление, анализ — они уже позволят избежать подобной беды.

Вед.: Батюшка, а что делать, если, например, я узнаю, что какой-то мой близкий человек собирается обратиться к такому целителю, допустим, и я пытаюсь объяснить, что «ты можешь навредить своей душе», я пытаюсь для него найти какие-то слова. а он говорит: «Нет, это не важно, самое главное, чтобы мне сейчас помогли, самое главное, чтобы у меня перестало болеть». Как быть, какое "последнее слово" для него найти?

Игумен Нектарий: Апостол говорит о том, что разумных надо спасать разумными доводами, а тех, кто очевидно неразумен, надо спасать страхом. То есть если человек не боится духовных последствий, мы можем объяснить возможность последствий чисто физических, о которых мы говорили уже раньше. Если этот человек живет в современном мире, он представляет себе, что такое заключение сделки или какого-то договора. Например, людям приходится продавать и покупать квартиру, масса бывает каких-то юридических моментов. И вот если человек не прочитал договора о предоставлении тех или иных услуг, он, как правило, его не подписывает. А здесь человек идет и подписывает договор, предметом которого является он сам, а что в этом договоре, какие последствия — он понятия не имеет. Прежде, чем пользоваться лекарством, следует прочитать прилагающуюся к нему бумажечку, аннотацию, в которой написано, каковы могут быть побочные последствия приема этого препарата. И надо человека ознакомить, если он нигде мне ознакомился, каковы могут быть последствия. А дальше остается только за него помолиться и надеяться, что он сделает правильный выбор. Хотя в конечном итоге это будет зависеть от самого человека. И каждому человеку обязательно Бог даст по его сердцу. Если человек ищет быть искушаемым, он будет искушаться и падет в этом искушении. А от нас зависит только сделать то малое, что мы можем.

Вед.: Бывает так, что человек сам в себе ощущает какой-то необычный дар: он либо предвидит какие-то события, либо чувствует, что может лечить или как-то воздействовать на других людей. Что он должен в таком случае делать, как к этому относиться, и как помочь ему разобраться, от кого этот дар — от Бога или с противоположной стороны? Существует мнение, что диавол не может подавать никаких дарований.

Игумен Нектарий: Нужно, наверное, не имея опыта самостоятельного различения подобных даров, обращаться к опыту, уже существующему. Для нас, верующих людей, таким опытом, точнее, сокровищницей опыта является огромная библиотека святоотеческих творений. И при всей разности, при всем различии тех ситуаций, которые описываются и в житиях святых, в различных Отечниках и Патериках, можно увидеть нечто общее. Когда святым давался дивный дар чудотворения, исцеления немощствующих, изгнания нечистых духов, большая часть этих святых, за редким исключением, этого дара бежали, просили, чтобы Господь у них дар отъял. И более того, были святые, у которых по их молитве Господь этот дар отнимал. Почему? Потому что они знали, насколько легко даже Божиим даром прельститься, насколько легко пасть.

Почему апостол Петр сначала идет по воде, а потом начинает тонуть? Говорят, просто потому, что он усомнился. А усомнился в чем, если копнуть поглубже? Он не усомнился вступить на бушующую воду, пошел по ней. Значит, у него хватило веры, чтобы это сделать. Но, как некоторые толковники объясняют, в какой-то момент он забыл, что идет по воде только лишь силой Божией, подумал, что он идет сам. А как только он подумал, что идет сам, в этот момент он уже усомнился и начал тонуть.

То же самое происходит, и очень легко может произойти, с любым человеком, который получил от Бога какой-то дар, поэтому святые этих даров боялись. Но что такое святой человек? Это человек, который стяжал эту святость, эту чистоту долговременным подвигом, долговременным вниманием к себе, отсечением всех гордых, тщеславных, нечистых помыслов и движений сердца. А имеем ли такой опыт мы? Имеем ли мы опыт подобного рода борьбы, подобную же сердечную чистоту? Нет, не имеем. И поэтому, если этот дар (даже не будем разбираться, откуда он) у нас появляется, конечно, он очень скоро может нас погубить.

Что касается дара, я не думаю, что его будет давать человеку, не готовому к этому, именно Господь, потому что Он заботится о человеке и не хочет для него ни погибели, ни какого-то искушения. Тогда это действительно некое искушение от врага, а враг не может творить подлинных чудес. Но, тем не менее, он имеет ту силу с отрицательным знаком, которая может создавать иллюзию чудес. Он ничего не может создать по-настоящему, он ничего не может сотворить. Но приставить к чему-то заплатку, так образно, примитивно говоря,— да, конечно же, может.

Но это могут быть и естественные способности человека. Какие? Не какие-то загадочные «резервы», о которых говорят экстрасенсы, а, скорее, это некая тень утраченного, потому что первозданный человек был прекрасен, он был совершенен. И ему были присущи очень многие возможности, которые уже не присущи нам сейчас. Наверное, самое главное изменение, которое произошло,— это утрата способностей душой человека. Вот мы читаем в Писании, что после грехопадения наших праотцев Господь сделал для них кожаные ризы, и они стали их и нашим достоянием на всю оставшуюся жизнь. Безусловно, это не кожные покровы, которые, видимо, и первоначально присутствовали у человека. Это и не шкуры диких животных, которыми человек себя покрыл, чтобы не бояться холода. Эти кожаные ризы, по толкованию многих святых отцов, - некая "отгороженность" от духовного мира. Почему? Потому что в своем падшем состоянии человек гораздо скорее вступил бы во взаимоотношения с миром падших духов, нежели с миром духов светлых. И все-таки повышенная чувствительность души у некоторых людей сохраняется. Это как какая-то очень тонкая мембрана, которая улавливает колебания происходящего, но эти колебания бывают очень неясными, нечеткими. И опять-таки - пережив, как сбывается то, что ты предчувствовал или видел во сне раз, другой, третий, очень легко этим обольститься, очень легко повредиться. А враг находится где-то рядом, и он уже готов взять человека, ему поверившего, и повести куда-то за руку. Даже не ему поверившего, а просто поверившего себе. Потому что это одинаково — что верить себе, что верить врагу — для него это одно и то же.

Бывает так, что мы чувствуем, что что-то происходит с близким нам человеком. Чувствуем почему? Душа наша это ощущает. Но лучше всегда не доверяться этому чувству, а хотя бы позвонить и спросить. И даже если это подтвердится, не считать в следующий раз, когда мы вновь что-то почувствовали, что так оно и есть. Опять-таки ведь были подвижники в истории Церкви, которые начинали видеть сны, слышать какие-то голоса, и это сбывалось, реализовывалось. А потом они вдруг в какой-то момент бросались в пропасть, накладывали на себя руки или каким-то другим способом кончали очень бедственно свою жизнь.

Вед.: Если человек все-таки мучается тем, что, отказавшись от своего дара, он не поможет кому-то другому, как его можно утешить или немножко изменить его сознание?

Игумен Нектарий: Опять-таки такой страх, такое неверие — это отсутствие надежды на Бога, потому что у Бога очень много способов человеку помочь. А считать, что именно через наши некие непонятные нам способности Он эту помощь готов оказать — на самом деле это большая гордость и большое неразумие. У нас есть руки, у нас есть ноги, у нас есть силы ― и это то, что мы реально можем положить на служение своему ближнему, и в последствиях такого служения можем быть более или менее уверены. А если это какие-то неведомые нам самим силы, откуда мы можем знать ― эти силы созидают или разрушают? Или сначала созидают, а потом разрушают? Не знаем. Поэтому не стоит, не зная самим, своим незнанием губить другого человека. Потому что если говорить о медицине, один из ее основополагающих принципов — «Не навреди». А как ты можешь быть уверен, что ты не навредишь, когда ты оперируешь тем, что даже твоему сознанию неподвластно?

Мне пришлось не так давно общаться с одним бывшим экстрасенсом. Это чудно звучит: «бывший экстрасенс», уже само по себе наводит на мысль, что это некая «профессия», которую человек приобретает, а потом может ее оставить. И это был достаточно искренний, откровенный человек, который как раз говорил о том, что он очень хорошо понимал: то, что он делает,— это просто зарабатывание денег, эксплуатация того, что он сам в себе не понимает до конца. И эта мысль все больше угнетала его и, в конце концов, настолько измучила его совесть, что он отказался от того, чем занимался. К сожалению, такая честность, искренность и готовность последовать велению совести — большая редкость. Но есть еще один момент: он ощущал опасность того, что он делал, потому что действительно не знал источника этой силы, этих зарождающихся способностей. А надо сказать, что то, что приходит от Бога, всегда мирно и спокойно, и у человека нету ни страха, ни трепета, ни дрожи. Наоборот, ощущение мира. А "сила", которая приходит от врага, и "помощь", которая от него приходит, всегда сопряжена с чувством беспокойства, немирности, возбуждения, экзальтации. Но опять-таки по-настоящему различать это могут люди с навыком к различению добра и зла, к различению духов, как говорит один из апостолов. Нам же, обычным немощным людям, лучше просто помнить, что все, что от Бога, Господь нам обязательно даст Сам, а неизученные способности человека или «космические энергии» — это то, во что рядится враг для того, чтобы нас обмануть.

Ирина Стромилова
Православие.ру

Календарь





© 2012 Общество православных врачей России
имени святителя Луки (Войно-Ясинецкого), архиепископа Симферопольского
Новосибирское отделение

Контакты:
info@opvnsk.ru
Сделал OldYura.ru